форум  |  ссылки  |  о сайте  |  wod

  Творчество фанатов

Фанарт Литературное творчество Переводы

Литературное творчество

Jeanette & Bertram

      Где-то на перекрестке раздавались выкрики городского сумасшедшего: «Мы прокляты! Грядет Апокалипсис! Покайтесь!»
      Ночь выдалась на удивление дождливая – ливень не прекращался уже третий час, но в цистерне на заброшенной свалке было вполне уютно – мусор, горевший в урне, напоминал о камине, а несколько выброшенных на помойку смертными матрацев в углу цистерны создавали иллюзию почти домашнего уюта... уюта, которого была лишена еще со времен смертной жизни сидевшая на этом подобии постели белокурая красавица.
      Нимфетка-переросток, воспетая Набоковым, о котором она, впрочем, вряд ли слышала, удачно сочетала одежду школьницы, которую пришлось шить для нее на заказ, инфантильное выражение лица, заставлявшее вспомнить о задержках умственного развития, и более чем выдающиеся достоинства фигуры, жертвами интереса к которой уже пало столько смертных и даже Сородичей Санта-Моники.
      Тот несчастный на перекрестке тоже когда-то заинтересовался прекрасной владелицей клуба неподалеку. Стоило ли обвинять в его сумасшествии макияж резко обернувшейся на его удивленный свист нимфетки, или бедняга пал жертвой уникальной дисциплины клана Разбитого Зеркала – об этом мы никогда не узнаем.
      - Не стоит так расстраиваться из-за этого, Бертрам, - произнесла красавица потрясающе сексуальным голосом с ярко выраженными истерически-надрывными нотками. – Ты что, не знаешь Терезу? Подумаешь, кровная вражда? С кем не бывает?
      Жанетт уже которую ночь подряд пыталась соблазнить единственного из всех смертных и Бессмертных Санта-Моники, который оставался равнодушен к ее чарам.
      - Жанетт, ну посмотри на меня! Зачем я тебе? – Носферату с обезоруживающей искренностью развел руками. Он действительно не понимал, чего от него хочет самая желанная Проклятая этого заштатного района Города Ангелов. Мало того, что она повадилась наносить ему неожиданные визиты, каждый раз брезгливо морщась, если заставала его за едой, которую детям канализаций нередко заменяли крысы, так еще и поссорила его с самой влиятельной Бессмертной этих мест.
      То, что сестры были, фактически, отражением одной и той же личности в разных зеркалах, отнюдь не добавляло Бертраму желания воспользоваться навязываемыми ему услугами, к которым он, как и подавляющее большинство Проклятых, был абсолютно равнодушен.
      - Я пошла из-за тебя на такие жертвы!.. – по щекам Жанетт цвета слоновой кости (там, где их было видно из-под слоя пудры) медленно заструились слезы, удачно дополнявшие ее смелый, чтобы не сказать, выполненный с большим вкусом макияж. – Ну чего ты ждешь? – нимфетка обозрела подозрительного вида пятна на блузке, скорее всего, явившиеся последствием ее не слишком аккуратного возлежания на том, что заменяло в цистерне всю мебель, и задумчиво перевела взгляд на горящий мусор. – Думаешь, мне хотелось ссориться с Терезой? Но я нашла силы сказать ей, что мы с тобой...
      - Ты с ума сошла?! – еще не договорив, Носферату осознал, что он, в сущности, не так уж далек от истины.
      Подумав, Бертрам аккуратно дотронулся до плеча своей очаровательной собеседницы. Но тут же пожалел об этом – Жанетт томно прильнула к его руке и многозначительно посмотрела на него своими разноцветными глазами. Как ни самоуверенна была прекрасная владелица клуба, ей на какое-то мгновение показалось, что Носферату, как ни странно это звучит, с трудом сдерживает отвращение. И, хотя это прозвучит вдвойне странно, она также была недалека от истины в этом своем последнем умозаключении.
      Бертрам убрал руку и демонстративно отошел к выходу из своего жилища, где белокурая красавица единственно чувствовала себя как дома.
      - Ты не торопишься? – Бессмертный, безраздельно владевший всеми помыслами такой хрупкой в своем одиночестве нимфетки, попытался приветливо улыбнуться ей.
      - Вы все одинаковы! – раздраженно бросила Жанетт, вызывающе встряхнув своими непослушными золотистыми волосами, даже не замечая, насколько противоречит сказанное фактическому положению дел. – Не будь таким грубым, Бертрам, - неожиданно плаксиво протянула она. – Мне так холодно...
      Носферату стоял совершенно неподвижно, продолжая испытующе смотреть на свою гостью.
      ...Минут через пять из цистерны показалась одетая с отменным вкусом, который мог бы сделать честь обеим солисткам ансамбля «Тату», совершенно заплаканная девушка. Пнув на прощание цистерну, она величественно удалилась к широко известному в этом районе клубу, название которого многие местные жители настойчиво и совершенно небезосновательно переводили как «Психушка».
      Она была одинока – так одинока, как только может быть одинока Малкавианка с основным психозом «Раздвоение личности» и менталитетом худшей представительницы самого человечного клана Проклятых. И любой случайный прохожий мог бы понять это, лишь взглянув в ее глаза, обведенные пятисантиметровым рисунком сложной геометрии из размазавшихся туши, подводки и прочих средств готического макияжа, точные названия которых нам не удалось выяснить.
      ...А дома ее ждала сестра, которой она все никак не могла доказать, что ее образ жизни тоже имеет право на существование… и какой-то новообращенный, который уже третью ночь пытался соблазнить ее.
      ...Дух несчастной супруги маньяка, заключенный в амулете, стал еще одной жертвой, принесенной на алтарь всепоглощающего чувства прекрасной Бессмертной к совершенно не заслуживающему такого отношения Носферату, не способному оценить ее богатый внутренний мир.
      ...Хотя с тем же успехом можно утверждать, что это был лишь способ попытаться отомстить нелюбимой сестре за вызываемый ею у Жанетт комплекс неполноценности.
      ...Но, так или иначе, однажды, когда Бертрам в очередной раз отверг девушку, она, по привычке размазывая слезы вперемешку с макияжем по своему точеному лицу, написала новообращенному, лишившемуся из-за нее нескольких очков бесценного посмертного опыта, и, в отличие от циничного Носферату, неонат в полной мере оценил все преимущества щедрого предложения Светлой Дочери Януса.
Koreana