форум  |  ссылки  |  о сайте  |  wod

  Творчество фанатов

Фанарт Литературное творчество Переводы

Литературное творчество

Нападение как способ обороны



Сижу на продавленном матрасе и смотрю неживым взглядом на проетый молью ковёр. Надо найти в себе силы и выйти на улицу. Осталось совсем немного. На соседней улице меня ждёт такси, которое увезёт меня из этого проклятого города…

Целую вечность назад я вот так же сидела на этом самом месте и смотрела неживым взглядом на этот проетый молью ковёр. Взгляд неживой, это не метафора, это то, с чем мне приходится жить. Или не жить. Я сидела и судорожно вспоминала события предшествующего дня. Ночи. Дней с того момента у меня не было. Секс, страх, боль… суд. Да, кажется, в такой последовательности. Я должна была тогда умереть… два раза… Потом я впервые пила кровь человека. Тогда я была удивлена, я думала, мы должны получать от этого удовольствие. Нет никакого удовольствия… есть лишь инстинкт самосохранения, присущий всему живому. И неживому, как я выяснила на собственном опыте.
В ту ночь я нашла в себе силы выйти из этой квартиры. Вспоминая этот момент, я не узнаю себя. Чёрт возьми, меня забавляло происходящее! В моих мёртвых глазах горел огонёк любопытства. Мне было откровенно весело, я ощущала небывалую свободу, я чувствовала себя всемогущей. Теперь я понимаю, что им не стоит отпускать новообращённых в таком состоянии одних на улицу. Тем более Бруха. Сейчас я поражаюсь, с какой скоростью мыслящее существо может совершать глупые поступки. Я мгновенно была втянута в интриги сородичей. Мне, конечно, казалось, что я сама сплету какую угодно интригу в свою пользу. Смешно. Я опомнилась лишь когда Шабаш попытался разобраться со мной за то, что я разнесла их склад в Санта-Монике. Я дважды благодарна Найнсу. Нет, не за спасение, а за то, что он открыл мне глаза на происходящее. Если бы мне пришлось выбирать, я бы встала на его сторону. Не анархов, а именно его.
Глупое, глупое желание самоутвердиться управляло тогда мной. Почему-то мне очень хотелось понравиться и Найнсу, и этому смазливому принцу, и его клятой горилле. Я выполняла их задания, эту чёрную работу и мне казалось, что именно это я и должна делать. На самом деле, единственным человеком, которому я была нужна, была Хезер. Будь у меня живое сердце, оно сжалось бы от боли при мысли о ней. Умом я понимаю, что должна была прогнать её тогда у Башни Вентру, но оказалось, что не только живые испытывают одиночество. И не только живые могут быть так беспощадны к тем, кто им дорог. Можно сказать, что я отомстила за неё. Но месть, как и кровь, не приносит удовольствия, она лишь усиливает боль. Не знаю любил ли кто-нибудь меня так сильно в той жизни… Из воспоминаний о той жизни осталась лишь Саманта, да и то я не помню кто она.
А что же останется в моих воспоминаниях об этой жизни? Или не жизни. Я понимаю, что больше никакой жизни не будет, но всё же… Останется красная пелена безумия перед глазами, смеющееся лицо Жанетт, одинокий волк, испуганная мордашка Хезер и безжалостно-холодное лицо принца.

И вот теперь сидя на продавленном матрасе и глядя неживым взглядом на проетый молью ковёр, я понимаю, что не могу просто так уехать. «Все мыслящие существа хотят быть свободными – это их неотъемлемое право.» Мне кажется, я никогда не обрету свободу, пока живы все эти существа, пока они правят этим миром. «Когда мы уничтожим упадочную систему, которая пытается править нами, мы сможем свергнуть и систему, которая правит смертными. Мы станем спасителями Земли.» Я не претендую на звание спасителя Земли, нет, скорее это всё тот же инстинкт самосохранения… но я вынуждена объявить свою Кровавую Охоту…


OFF