форум  |  ссылки  |  о сайте  |  wod

  Переводы

Собрание Зверей
Под кровавой луной
Рулетка
Большой куш в Вегасе
Целуя кузенов
Зимний демон
Войди в дом изверга
Откровение для Дитя
Потерпеть неудачу и преуспеть
Последствия Независимости
Оставь Надежду
Просветленные Тьмой

Потерпеть неудачу и преуспеть

Каспер Джонсон нажал кнопку вызова лифта в четвертый раз за последние десять секунд. Умом он понимал, что это ни черта не изменит, но он торопился. Лифты Хиатт Плаз были поставлены в известность о том, что ему нужен один из них, и в надлежащее время какая-нибудь из этих штуковин откроется перед ним. Совсем как политики, лифты работали по своему собственному расписанию и заставляли себя ждать. В отличие от политиков, лифты не кричали на тебя, когда ты заставлял их ждать. Не то чтобы мистер Ван Дорн когда-либо кричал: он просто пристально смотрел на тебя, и этого было достаточно; это было намного хуже. Во всяком случае, в исполнении Ван Дорна.
Каспер был не единственным, кто ожидал лифта, беспокойно переминаясь с ноги на ногу. В Хиатт Плаз этой ночью творилось светопреставление, напоминающее подготовку к крупнейшей благотворительной вечеринке года. Мэр должен был появиться с минуты на минуту; трое сенаторов штата, шестеро полномочных представителей и, предположительно, конгрессмен выпивали внизу с лоббистами за каждый большой банк, область индустрии и влиятельную группу штата. Он точно знал это, поскольку, будучи лоббистом, он ушел оттуда лишь несколько минут назад, прервав представителя Фридмана на середине анекдота небрежным взглядом на часы. 9:02. Он опаздывал на две минуты. У него было 13 минут, чтобы найти советника Маки и проводить его наверх, в номер 1225.
Наконец, в 9:16 (задерживаясь на минуту!), он нажал кнопку в пятый раз. Маки стоял рядом с ним.
- Черт! Как это меня достало! – пробормотал Каспер.
- Что вы сказали? – спросил Маки, который тоже начинал нервничать.
- Всего лишь ругаю лифты, советник, - ответил Каспер. – Они едва ездят на этой неделе, а я прекрасно знаю, что вы занятой человек. Простите.
- Да, я не думаю, что мистер Ван Дорн намеревается ждать нас, не так ли? – усмехнулся молодой худощавый советник. Типичный университетский преподаватель, подавшийся в политики. Маки получил свой пост в достаточно молодом возрасте – в 36 лет, благодаря образованности и честности. Через полтора года он, впрочем, начал готовиться к переизбранию и обнаружил, что нуждается в средствах. В связи с этим он, как и любой другой из его предшественников, согласился лично встретиться с Маттиасом Ван Дорном, инвестором, индустриальным гигантом и самым влиятельным политиком города. Конечно, лишь немногие за пределами агентства Каспера знали об этом. Маки был близок к тому, чтобы догадаться.
Наконец, двери лифта открылись. За ними оказалась толпа мужчин и женщин, одетых в костюмы и с приколотыми к пиджакам карточками: «Привет, меня зовут ____». Маки, казалось, собирался подождать прибытия другой кабины, но Каспер бросился в лифт, потеснив толпу и освободив место для советника. Он было открыл рот, собираясь пригласить Маки в лифт, но советник вошел туда самостоятельно. Через две с половиной минуты (9:22!) они стояли у номера 1225. Как только Каспер собрался постучать, дверь открылась, и перед ним предстал ассистент Ван Дорна, довольно искушенный политик по имени Спенсер.
Спенсер лишь кивнул и отступил, приглашая мужчин войти. Пять шагов привели их в приемную Ван Дорна, который стоял возле окна, любуясь ночным городом. Он обернулся и окинул гостей бесстрастным взглядом. По спине Каспера побежали мурашки, но он уже успел привыкнуть к этому ощущению, посещавшему его при каждой встрече с миллиардером. Маки почувствовал то же самое, хотя он до сих пор и не сталкивался с Ван Дорном. Советник вздрогнул и чуть не оступился.
Матиас Ван Дорн был одет в темно-серый деловой костюм, светло-бордовый галстук и, возможно, самые начищенные остроносые туфли, известные человечеству. Благодаря резким чертам бледного лица в сочетании с коротко подстриженными светлыми волосами его внешность казалась определенно нордической и благородной, хотя он говорил совершенно без акцента. На мгновение он встретился взглядом с Каспером, и сердце лоббиста ушло в пятки. Ему захотелось убежать отсюда и спрятаться в каком-нибудь уютном и тихом уголке, может быть, даже в мамином доме в Луизиане. Он опоздал. Это было ужасно. Но ощущение прошло так же быстро, как и появилось. Ван Дорн улыбнулся Маки и протянул ему руку.
- Добрый вечер, советник Маки. Очень приятно наконец встретиться с вами.
- Я рад нашей встрече гораздо больше вас, мистер Ван Дорн, - ответил Маки, который внезапно начал казаться нескладным и неуклюжим рядом с изысканным и утонченным предпринимателем. - Мистер Джонсон много рассказывал о вас и о том, как вы способствуете процветанию города. Я очень рад, что смог выкроить несколько минут и встретиться с вами.
Ха, подумал Каспер, если бы ты знал, кто на самом деле должен быть счастлив, что эта встреча состоялась! Он сомневался, что замечание Маки пришлось по душе Ван Дорну, но на бесстрастном лице его работодателя не дрогнул ни один мускул.
- Да, я очень благодарен вам за то, что вы нашли время для того, чтобы встретиться со мной, - ответил Ван Дорн, милостиво одаривая советника улыбкой. - Надеюсь, это не доставило вам больших неудобств?
- Нет, что вы, никаких.
- Прекрасно. Садитесь, пожалуйста. Могу ли я предложить вам чего-нибудь выпить?
- Благодарю, я не пью, - ответил Маки чуть быстрее, чем следовало бы, садясь напротив Ван Дорна. Каспер и Спенсер остались стоять, изо всех сил демонстрируя свою скромность и ненавязчивость. Ван Дорн терпеть не мог прерывать деловые встречи. Каспер достал из кармана телефон, чтобы убедиться, что он выключен. Просто на всякий случай.
- Итак, советник, какова ваша программа на грядущих выборах, если она готова, конечно? - спросил Ван Дорн, наверняка зная ответ заранее.
- Мистер Ван Дорн, я уже подготовил ее. Окрестности парка Лаурель – одно из наиболее перспективных мест города. Там нужно построить больше школ, недорогих домов и ресторанов, а не фабрик, - несмотря на то, что Маки ощутил некоторую неловкость в начале знакомства с Ван Дорном, разговор о политике вывел его на твердую почву, где он чувствовал себя уверенно и говорил практически на автомате.
- Понимаю, - доброжелательно ответил Ван Дорн. – Конечно, пригород очень изменился с тех пор, как я впервые попал в этот город. Но скажите, отдаете ли вы себе отчет в том, что безработные этого района вряд ли отнесутся к вашему предложению с энтузиазмом?
Маки нахмурился.
- Я готов к дискуссии по этому поводу, мистер Ван Дорн. Уровень безработицы в этом городе чрезвычайно низок.
- О да, вы правы, для города в целом это верно, но не для окрестностей парка Лаурель. Там наблюдается диаметрально противоположная ситуация, если быть точным. Полагаю, этот район нуждается в рабочих местах больше, чем в школах.
- Да, вы правы… - Маки выглядел сконфуженным и дезориентированным. - Думаю, это имеет смысл...
Ван Дорн внимательно посмотрел в глаза Маки.
- Итак, вы считаете, что окрестности парка нуждаются в индустриальных объектах?
- Да, район, безусловно, выиграет от их строительства.
Ван Дорн ни на секунду не отрывал пристального взгляда от советника. Ни один из них даже не моргнул.
- Как вы планируете голосовать во вторник?
- Я…
Ван Дорн перебил его:
- Мне кажется, что если вы полагаете, что население окрестностей парка Лаурель нуждается в рабочих местах, то вы должны дать их избирателям. – Он сделал паузу, чтобы подчеркнуть свои последние слова. – Во вторник вы проголосуете за выделение мест под застройку. По размышлении вы осознали, что это наилучший выход, и охотно поясните всем заинтересованным то, что данный проект стабилизирует экономику и скажется на ней наилучшим образом. – Ван Дорн перевел взгляд на свой нетронутый бокал бурбона и повернулся к Спенсеру. – По крайней мере, такова моя точка зрения. Вы со мной согласны?
- Да… думаю, это разумно. Я должен это обдумать, - отрешенно ответил Маки.
Спенсер сделал шаг к столу и достал из кармана чековую книжку. Он пододвинул ее к Ван Дорну вместе с ручкой, и в тот же момент Ван Дорн заговорил снова.
- Итак, мистер Маки, я полагаю, вы прекрасно справляетесь с обязанностями советника, и хотел бы поддержать кампанию вашего переизбрания на этот пост. Уверен, многие из моих партнеров захотят сделать то же. Для начала я, Спенсер и мистер Джонсон должны ознакомиться с приблизительными расходами, связанными с вашим переизбранием. Чуть больше миллиона долларов, не так ли?
- Да, сэр… спасибо, сэр… я очень благодарен вам за помощь, - полностью автоматически произнес обычный в таких случаях ответ Маки. – Я уверен, наша совместная работа на благо и процветание города даст прекрасные результаты.
Ван Дорн доброжелательно улыбнулся и пожал советнику руку.
- Да, я не ошибся в вас. Вы прекрасно подходите для своей должности. Думаю, у вас еще много дел, так что не буду вас задерживать. Можете идти.
Маки взял чеки, еще раз пожал руку Ван Дорна и вышел с выражением бессмысленного блаженства на лице.
Каспер в очередной раз поразился тому, насколько убедительным может быть Ван Дорн. Он был уверен, что Маки еще понадобятся деньги, и поэтому он не станет настаивать на своей изначальной программе. Однако удивление отошло на второй план, когда он ощутил знакомый холодок и понял, что Ван Дорн смотрит на него изучающим ледяным взглядом. Это не предвещало ничего хорошего.
- Мне жаль, что в нашем распоряжении было так мало времени, мистер Джонсон.
Каспер покрылся холодным потом. Он сглотнул, чтобы не начать заикаться.
- Я сожалею, сэр. На самом деле...
- В скором будущем я хотел бы встретиться с мистером Маки еще раз, чтобы обсудить детали его программы. Назначьте его визит на следующую неделю, после голосования. – Ван Дорн посмотрел на часы. – Если не ошибаюсь, вам нужно организовать для меня еще одну встречу.
Каспер посмотрел на часы. Черт! Нужно найти сенатора Гаскинса немедленно...
- Да, сэр... уже иду.
Это было единственное, что он мог предпринять, чтобы оказаться как можно дальше от номера Ван Дорна. Если бы не шестизначные суммы, которые он регулярно получал за свои услуги, он бы никогда не согласился иметь дело с этим... человеком...

***

Каспер миновал главный танцевальный зал в поисках сенатора Гаскинса, когда его пейджер начал вибрировать. 000-911. Черт возьми... срочный вызов. И что теперь? Он достал телефон и огляделся в поисках достаточно тихого места, откуда он мог бы позвонить в офис. В конце концов, он зашел в мужской туалет и набрал номер.
В следующую секунду он выронил телефон: раздался стук в дверь. Каспер бессильно сполз вниз по стене. Он ощутил дикую боль в запястье.
Он повернул голову как раз вовремя, чтобы увидеть бледного, ничем не примечательного парня с зализанными темными волосами и с карточкой «Привет, меня зовут _____». Неизвестный схватил его за отворот пиджака и что есть силы ударил о стену. От удара треснул кафель, а Каспер сломал как минимум три ребра.
- Что за… - только и успел он произнести, как нападавший прервал его.
Неизвестный уставился на него и прошипел: «Молчать». Как бы Каспер ни хотел закричать, что его убивают, он не смог издать ни звука.
- Прекрасно, красавчик. Где он? Где Ван Дорн?
Даже испуганный до полусмерти, застигнутый врасплох и, возможно, рискующий жизнью, Каспер гораздо больше боялся Ван Дорна. Фактически он ничего не мог поделать со своим всепоглощающим страхом перед клиентом. Он готов был выпустить себе кишки без всякой посторонней помощи, лишь бы не проболтаться. Каспер открыл рот и сделал над собой усилие, но смог только пробурчать что-то невнятное.
По-прежнему прижимая его к стене, неизвестный повторил свой вопрос, глядя прямо в глаза Каспера. Он произносил каждое слово медленно и четко: «Скажи мне, где Ван Дорн». Каспер чувствовал, что ее немного – и его голова разорвется от напряжения. Он начал говорить, но не смог ничего вспомнить из-за панического страха. В самом деле, где Ван Дорн? Он смутно припоминал, что видел его совсем недавно...
- Слушай, ты, дерьмо... - прошипел нападавший. – Скажи. Мне. Где. Ван. Дорн. – Он стиснул руки Каспера так, что затрещали кости. Но эта боль была ничтожна по сравнению с тем, что происходило в его голове...
- У вас какие-то проблемы, джентльмены? – спросил другой голос. Касперу показалось, что он узнал его. Но кто это был?.. Неизвестный повернулся к вошедшему.
- Убирайся к черту! Это не твое дело!
Ослепленный болью, Каспер не мог следить за тем, что происходило в комнате. Но этот голос... он был уверен, что слышал его раньше. Голос заговорил снова:
- Да, понимаю. Простите, пожалуйста.
Стоп... это же Спенсер! Каспер попытался позвать на помощь, когда понял это, но тут раздались глухие выстрелы, и пули с чмокающим звуком вошли в тело державшего его парня. Тот покачнулся.
Каспер открыл глаза и увидел, как Спенсер бросает пистолет с глушителем и делает шаг вперед. Неизвестный бросился на Спенсера, но тот сбил его с ног, достал что-то длинное и вонзил в грудь нападавшего. Тот дернулся и замер. Спенсер встал и повернулся к Касперу:
- Проваливай отсюда, - произнес Спенсер. - И молчи о том, что здесь видел. Обсудим это чуть позже.
Каспер как можно быстрее повернулся к двери, чтобы последовать этому совету.

***

Холод. Тяжесть. На долю секунды Касперу показалось, что он все еще лежит на полу уборной. Но нет, здесь было темнее, он чувствовал это даже с закрытыми глазами. И акустика, определенно, была другой – приглушенные отзвуки голосов доносились как будто издалека, словно он находился в пещере... или в склепе.
Он не мог заставить себя разлепить веки, хотя холод поверхности, соприкасавшейся с его щекой, немного облегчал пульсирующую боль в основании черепа. После нескольких глубоких судорожных вдохов голоса перестали быть для Каспера бессвязным шумом и превратились в нечто очень важное. Он услышал, как Ван Дорн произнес:
- Как минимум, можно сказать, что эта ночь не была потрачена впустую. Пора разбудить мистера Альмодовара.
Каспер прислушался. Раздалось позвякивание цепей, что-то противно щелкнуло, и затем послышалось какое-то хлюпанье. Звон цепей приближался, сопровождаемый приглушенным рычанием.
«Что, черт побери, происходит? Где я? Как я сюда попал?»
- Успокойтесь, успокойтесь, мистер Альмодовар, - в голосе Ван Дорна не было и намека на иронию; он звучал даже чуть менее властно, чем обычно. Но гораздо удивительнее для Каспера было то, что он также начал успокаиваться. Сердце перестало бешено колотиться о ребра, головная боль отступила, и он, наконец, умудрился открыть глаза.
Он лежал на бетонном полу в углу полутемной комнаты. Единственным источником света была галогенная лампочка на потолке. А к соседней стене был подвешен голый человек с безобразной дырой в груди. Его ноги не доставали до пола пары дюймов – полностью вытянув их, он мог бы разве что коснуться пола носками. Каспера почему-то не удивило, что это был тот самый человек, который напал на него в уборной, - он даже почувствовал себя немного лучше, когда осознал это. Ван Дорн стоял перед узником, не спуская с него спокойного немигающего взгляда. Глаза человека, подвешенного к стене, были закрыты, а голова безвольно склонена набок.
- Посмотрите на меня, мистер Альмодовар, - сказал Ван Дорн. – Я заставлю вас посмотреть на меня.
Человек даже не шелохнулся. Ван Дорн повернулся влево и коротко кивнул. Спенсер выступил из полумрака, держа на вытянутых руках окровавленный кол. Он сделал шаг вперед и остановился перед узником. Ублюдок дернулся и попытался освободиться, но безуспешно. В следующий момент Спенсер вонзил кол прямо в окровавленную дыру в его груди.
Каспер ощутил приступ тошноты, но заставил себя справиться с ним – не могло быть и речи о том, чтобы его вырвало в присутствии Ван Дорна. Спенсер отошел назад, и Ван Дорн взялся за кол. Он нарочито медленно вынул деревянное орудие пытки из груди узника и выдержал паузу перед тем, как неторопливо воткнуть его обратно.
- Я могу заниматься этим всю ночь, мистер Альмодовар. Более того, я могу заниматься этим сколь угодно долго. Скажите, не хотите ли вы избавить себя от некоторого... дискомфорта, связанного с моими действиями?
Узник закричал, его глаза вспыхнули безумным огнем, отразив свет галогенной лампы. Он выл, как попавший в ловушку зверь. Каспер скорчился в своем углу, забыв о сломанных ребрах и гигантских лиловых кровоподтеках на руках. Ван Дорн молча наблюдал за тем, как дергается висящий на цепях человек, а затем коротко бросил:
- Прекрати.
Узник повиновался.
- Я не знаю, о чем ты думал все это время, Йоахим. Я и так терпел тебя лишь из вежливости. А теперь ты напал на одного из моих подчиненных и учинил ему допрос, чтобы добраться до меня? Это переходит всякие границы. Ты, без сомнения, понимаешь, что, не будучи ни Князем, ни твоим Сиром, я не предам тебя Окончательной Смерти. Но подумай хорошенько, и ты поймешь: Традиции покровительствуют только тем, кто соблюдает их. А вы, сэр, пошли на весьма серьезное нарушение этикета.
Ван Дорн схватил узника за волосы и пристально посмотрел ему в глаза. Альмодовар пытался сохранить непокорный вид, но его хватило ненадолго.
- Не дергайся, урод. Теперь вопросы буду задавать я, а ты будешь на них отвечать. Расскажи, зачем ты хотел видеть меня настолько срочно.
Вопросы следовали один за другим. Альмодовар беспрекословно отвечал на них. Каспер слушал, затаив дыхание, и пытался понять, что все-таки происходит. Как может человек выжить после того, как его сердце дважды пронзили деревянным колом? И почему на теле человека нет ни одного пулевого ранения, хотя он ясно видел его изрешеченное слева пулями тело? Касперу нужны были ответы. Но, к сожалению, он не нашел ни одного.
Когда допрос закончился, Ван Дорн повернулся к Касперу. Каспер содрогнулся, увидев пятна крови на дорогом, сшитом на заказ костюме своего работодателя. «Это расстроит его, - подумал он. – Этого уже ничем не вывести...»
- Что же касается вас, молодой человек... - Ван Дорн сплюнул сквозь презрительно сжатые губы, - я даже не знаю, наказать ли вас за никчемность или наградить за выявление змеи в нашем кругу.
- Если вам все равно, сэр, то мы могли бы пойти на компромисс. Думаю, я не заслуживаю ни наказания, ни награды, - Каспер опустил глаза под властным и пренебрежительным взглядом Ван Дорна.
- Вообще-то я подумываю над тем, чтобы и поощрить, и наказать вас. Конечно, это не самая благоприятная ситуация для Становления в клане Вентру, но вы хотя бы знаете мои требования, и я буду избавлен от необходимости искать себе нового помощника.
- Клан Вентру? Боюсь, я не совсем понимаю вас... - Каспер не пытался подняться, и лишь инстинктивно вжимался в пол в безуспешных попытках увеличить расстояние между собой и Ван Дорном.
- У вас будет предостаточно времени, чтобы понять меня. Фактически – целая вечность.
После этих слов Ван Дорн поднял своего помощника с пола, и Каспер Джонсон стал чем-то совершенно иным.

Перевод: Koreana, редактирование - Русская Борзая